Поиск
  • Жанна Синельник

Сценическая речь


Сценическая речь - искусство для жизни. Почему искусство для жизни? Я практик. Я не учу правильно произносить звуки, не исправляю дикцию, я учу доносить смысл произведения с помощью потенциала своего голоса и актерского мастерства. Я не логопед, но как врачи лечат застарелые дефекты, я пытаюсь научить детей по-новому взглянуть на чтение лирики, прозы… Для начала определимся с понятийным аппаратом.

СЦЕНИЧЕСКАЯ РЕЧЬ - одно из основных средств театрального воплощения драматического произведения. Владея мастерством сценической речи, актёр (а в нашем случае – ученик) раскрывает внутренний мир, социальные, психологические, национальные, бытовые черты характера персонажа. Техника сценической речи связана с звучностью, гибкостью, объёмом голоса, развитием дыхания, чёткостью и ясностью произношения (дикцией), интонационной выразительностью.

ИНТОНАЦИЯ - (от лат. intonare — громко произносить) ритмико-мелодическая сторона речи, служащая в предложении средством выражения синтаксических значений и эмоционально-экспрессивной окраски. Составными элементами интонации являются:

1) мелодика речи, осуществляемая повышением и понижением голоса во фразе (ср. произнесение повествовательного и вопросительного предложения);

2) ритм речи, т. е. чередование ударных и безударных, долгих и кратких слогов (ср. речь прозаическую и речь стихотворную);

3) интенсивность речи, т. е. сила или слабость произнесения, связанные с усилением или ослаблением выдыхания (ср. речь в комнатной обстановке и на площади);

4) темп речи, т. е. скорость или медленность протекания речи во времени и паузы между речевыми отрезками (ср. речь замедленную и речь скороговоркой);

5) тембр, т. е. звуковая окраска, придающая речи те или иные эмоционально-экспрессивные оттенки (тембр “веселый”, “игривый”, “мрачный” и т. д.);

6) фразовое и логическое ударения, служащие средством выделения речевых отрезков или отдельных слов во фразе.

Интонация является существенным признаком предложения, одним из средств выражения его грамматической оформленности (интонация законченная, незаконченная), модальности, целенаправленности (интонация сообщения, вопроса, побуждения), выражения синтаксических отношений между частями предложения (интонация перечисления, сопоставления, пояснения и т. д.; интонация звательная, интонация вводности), указания на эмоциональную окраску (интонация восклицательная) и т. д.

В каких жанрах можно продуктивно работать с учениками, занимаясь сценической речью?

Начинать лучше со стихов, отрывков из поэм. Привычный для детей ритмический материал позволит им почувствовать себя комфортно, рифма и ритм подскажут направление работы. Опыт работы над короткими произведениями даст хорошую базу для работы над большим материалом. Каждый, конечно, может тяготеть к определенным жанрам. Но в идеале линейка движения в работе с учеником над речью такова:

Стихотворение – поэма – роман в стихах – басня - стихотворение в прозе - проза/монолог из драматического произведения - проза с диалогом. Каждая новая ступень дает ученику возможность полагаться на обретенный опыт и содержит новый вызов, новую степень сложности.

Чем сценическая речь отличается от актерского мастерства? Почему она выделена в отдельное искусство, в отдельное орудие актера. Чем монолог актера отличается от выступления на литературном вечере?

Принципиальное отличие актера от чтеца – это та дистанция, которая отделяет материал от исполнителя. Актер вживается в образ, говорит с вами от имени героя, чтец – говорит со зрителем о герое, рассказывает о нем, становясь посланником автора. Образ рассказчика важен для исполнителя: он "не влезает в шкуру", он передает впечатления, ощущения с помощью речи. Исходя из этого, я вывела практические принципы работы над сценической речью.

  1. Самое важное. СМЫСЛ = ИНТОНАЦИИ. Ученик должен браться только за тот материал, который он понимает. Донести суть литературного произведения – это одна из главных задач сценической речи. У слушателя есть только рассказчик, нет картинки, нет декораций и актерских мизансцен, нет костюма, т. е. нет подсказок. Смысл доносится интонацией. Предложите ученику поработать над сонетом Уильяма Шекспира. Поставьте задачу, разобраться, о чем написан этот сонет, что значит каждое предложение, что имел в виду автор. Какую мысль доносит до нас классик в последних строчках сонета: «Нам говорит согласье струн в концерте, что одинокий путь подобен смерти». И лишь после того, как ученик откроет для себя главную мысль произведения, начинайте разбирать интонационный строй сонета.

Ты - музыка, но звукам музыкальным Ты внемлешь с непонятною тоской. Зачем же любишь то, что так печально, Встречаешь муку радостью такой? Где тайная причина этой муки? Не потому ли грустью ты объят, Что стройно согласованные звуки Упреком одиночеству звучат? Прислушайся, как дружественно струны Вступают в строй и голос подают, - Как будто мать, отец и отрок юный В счастливом единении поют. Нам говорит согласье струн в концерте, Что одинокий путь подобен смерти.

У.Шекспир

Еще один удачный вариант для разбора – стихотворение Максимилиана Волошина «Зеркало». Пусть ученик разберется, о каком процессе\состоянии рассказывает нам автор, как каждое образное средство работает на ЗАМЫСЕЛ стихотворения, и кто, собственно, является ЗЕРКАЛОМ.

Зеркало Я - глаз, лишенный век. Я брошено на землю, Чтоб этот мир дробить и отражать... И образы скользят. Я чувствую, я внемлю, Но не могу в себе их задержать. И часто в сумерках, когда дымятся трубы Над синим городом, а в воздухе гроза,- В меня глядят бессонные глаза И черною тоской запекшиеся губы. И комната во мне. И капает вода. И тени движутся, отходят, вырастая. И тикают часы, и капает вода, Один вопрос другим всегда перебивая. И чувство смутное шевелится на дне. В нем радостная грусть, в нем сладкий страх разлуки... И я молю его: "Останься, будь во мне,- Не прерывай рождающейся муки..." И вновь приходит день с обычной суетой, И бледное лицо лежит на дне - глубоко... Но время наконец застынет надо мной И тусклою плевой мое затянет око!

М.Волошин

  1. Как следствие из первого принципа вырастает второй – ОБРАЗНОЕ ПРОЧТЕНИЕ. Читаю не только то, что понимаю, но и то, что вижу. Картины в голове зрителя рисует ваш голос, вы сами должны себе представлять происходящее в произведении, чтоб увидел и слушатель. В этом искусстве помощь декораций, костюмов и реквизита должна быть минимальной. От вашего голоса ничто не должно отвлекать. Например, московские школьники участвуют в конкурсе чтецов «Живая классика», очень часто учителя подбирают ученикам красочные костюмы, реквизит. И когда видишь и слышишь такого чтеца, теряешься: актер перед тобой или рассказчик. Ученик-чтец должен оставаться рассказчиком. Помогать могут только атмосферные вещи – музыка, свет, цветовая гамма костюма и сцены.

Поработайте над стихотворением Н.Гумилева «Заблудившийся трамвай». Сложнейшее стихотворение, передающее эпоху, судьбу самого поэта: перед нами предстает разнообразие сменяющих друг друга пейзажей и различные образы лирического героя – осужденный на смерть, герой «Капитанской дочки», беглец, философ. Чтобы справиться с этим, не бойтесь чистых эмоций: смейтесь, где нужно смеяться, плачьте, где нужно плакать, кричите, где нужно кричать, удивляйтесь, где нужно удивляться – и тогда зритель увидит в произведении то же, что и вы. Увидит образы, которые вы хотите передать. Почувствует, как вы.

Заблудившийся трамвай

Шел я по улице незнакомой И вдруг услышал вороний грай, И звоны лютни, и дальние громы, Передо мною летел трамвай. Как я вскочил на его подножку, Было загадкою для меня, В воздухе огненную дорожку Он оставлял и при свете дня. Мчался он бурей темной, крылатой, Он заблудился в бездне времен… Остановите, вагоновожатый, Остановите сейчас вагон. Поздно. Уж мы обогнули стену, Мы проскочили сквозь рощу пальм, Через Неву, через Нил и Сену Мы прогремели по трем мостам. И, промелькнув у оконной рамы, Бросил нам вслед пытливый взгляд Нищий старик, — конечно тот самый, Что умер в Бейруте год назад. Где я? Так томно и так тревожно Сердце мое стучит в ответ: Видишь вокзал, на котором можно В Индию Духа купить билет? Вывеска… кровью налитые буквы Гласят — зеленная, — знаю, тут Вместо капусты и вместо брюквы Мертвые головы продают. В красной рубашке, с лицом, как вымя, Голову срезал палач и мне, Она лежала вместе с другими Здесь, в ящике скользком, на самом дне. А в переулке забор дощатый, Дом в три окна и серый газон… Остановите, вагоновожатый, Остановите сейчас вагон! Машенька, ты здесь жила и пела, Мне, жениху, ковер ткала, Где же теперь твой голос и тело, Может ли быть, что ты умерла! Как ты стонала в своей светлице, Я же с напудренною косой Шел представляться Императрице И не увиделся вновь с тобой. Понял теперь я: наша свобода Только оттуда бьющий свет, Люди и тени стоят у входа В зоологический сад планет. И сразу ветер знакомый и сладкий, И за мостом летит на меня Всадника длань в железной перчатке И два копыта его коня. Верной твердынею православья Врезан Исакий в вышине, Там отслужу молебен о здравьи Машеньки и панихиду по мне. И всё ж навеки сердце угрюмо, И трудно дышать, и больно жить… Машенька, я никогда не думал, Что можно так любить и грустить.

Н. Гумилев

2. НЕОЖИДАННОЕ ПРОЧТЕНИЕ. Сценическая речь – это, в том числе, искусство отмывать штампы. В работе над известным произведением найдите новую эмоцию, свое переживание, свою страсть, свой смысл. Необязательно идти за классическим прочтением, напротив, можно даже попытаться ему возразить. Возьмите для работы отрывок из «Евгения Онегина». Последний монолог Татьяны. Какие варианты прочтения могут быть?

1) Женщина, которая еще любит, но не властна над собой, над внешними обстоятельствами своей жизни. Однако еще чуть-чуть, и она будет готова нарушить данные обеты и броситься за любимым.

2) Женщина, которая перенесла столько страданий, что на чувство любви у нее уже нет сил. Есть только глухая ненависть. Онегин ее раздражает, своими словами она пытается прогнать его. 3) Женщина, которая обвиняет бывшего возлюбленного, упрекает его, каждое слово звучит как приговор несбыточному счастью, а она выступает в роли прокурора, зачитывающего обвинительную речь. Могут быть и другие варианты, самые неожиданные, но «поиграть» в них, попробовать разные амплуа рассказчика – в этом кроется секрет свежего взгляда на хорошо известные всем классические тексты.

... Довольно, встаньте. Я должна Вам объясниться откровенно. Онегин, помните ль тот час, Когда в саду, в аллее нас Судьба свела, и так смиренно Урок ваш выслушала я? Сегодня очередь моя. Онегин, я тогда моложе, Я лучше, кажется, была, И я любила вас; и что же? Что в сердце вашем я нашла? Какой ответ? Одну суровость. Не правда ль? Вам была не новость Смиренной девочки любовь? И нынче - боже! - стынет кровь, Как только вспомню взгляд холодный И эту проповедь... Но вас Я не виню: в тот страшный час Вы поступили благородно. Вы были правы предо мной: Я благодарна всей душой... Тогда - не правда ли? - в пустыне, Вдали от суетной молвы Я вам не нравилась... Что ж ныне Меня преследуете вы? Зачем у вас я на примете? Не потому ль, что в высшем свете Теперь являться я должна; Что я богата и знатна, Что муж в сраженьях изувечен, Что нас за то ласкает двор? Не потому ль, что мой позор Теперь бы всеми был замечен И мог бы в обществе принесть Вам соблазнительную честь? Я плачу... Если вашей Тани Вы не забыли до сих пор, То знайте: колкость вашей брани, Холодный, строгий разговор, Когда б в моей лишь было власти, Я предпочла б обидной страсти И этим письмам и слезам. К моим младенческим мечтам Тогда имели вы хоть жалость, Хоть уважение к летам... А нынче! - Что к моим ногам Вас привело? Какая малость! Как с вашим сердцем и умом Быть чувства мелкого рабом? А мне, Онегин, пышность эта, Постылой жизни мишура, Мои успехи в вихре света, Мой модный дом и вечера, Что в них? Сейчас отдать я рада Всю эту ветошь маскарада За полку книг, за дикий сад, За наше бедное жилище, За те места, где в первый раз, Онегин, видела я вас, Да за смиренное кладбище, Где нынче крест и тень ветвей Над бедной нянею моей...

4. Именно «Евгений Онегин» - роман в стихах – меня к моему следующему принципу, касающемуся сценической речи. Я убеждена, СТИХИ НУЖНО ЧИТАТЬ КАК ПРОЗУ. Что это значит? Наиболее распространенный вариант чтения стихотворения – декламация: чтение нараспев, следование размеру и рифме, разбитым на строки четверостишиям.

Зачастую, такое следование ритму и злоупотребление мелодичностью вредит рассказчику и усыпляет внимание зрителя. Вернемся к «Заблудившемуся трамваю». Если прочесть это стихотворение, декламируя, поддавшись ритму, то можно потерять смысл. Нужно играть образами – а декламация этого не подразумевает. Декламировать могут только авторы стихов, как делала это, например, Белла Ахмадулина. Рассказчики, медиаторы должны давать образное прочтение. Чтобы это удалось, нужно не бояться эмоций, раскрашивать ими каждый смысловой фрагмент текста – в конце концов, у слушателя есть только ваши эмоции, только то, как вы переживаете. Это утверждение не стопроцентно для чтения стихов вообще, но на 99 процентов оно верно именно для искусства сценической речи, когда вы не просто кому-то рассказываете любимое стихотворение, а рассказываете, что же вас в нем поразило, почему оно ваше любимое, донести свою любовь к тексту можно только с помощью образного прочтения.

Используйте связки, чтобы соединять строки в предложение, создавайте мостики, пользуйтесь обособлениями, уделяйте внимание знакам препинания – они помогут правильно расставить паузы, найти интонацию. Хороший отрывок из «Евгения Онегина» для разработки навыков чтения стихотворного материала как прозаического. Обратите внимания на выделенные мною предложения, прочтите их целиком, как прозаические предложения, не разделяя на строчки, и вы услышите, насколько сильнее в эмоциональном плане они звучат.

Я плачу... Если вашей Тани Вы не забыли до сих пор, То знайте: колкость вашей брани, Холодный, строгий разговор, Когда б в моей лишь было власти, Я предпочла б обидной страсти И этим письмам и слезам. К моим младенческим мечтам Тогда имели вы хоть жалость, Хоть уважение к летам... А нынче! - Что к моим ногам

Вас привело? Какая малость! Как с вашим сердцем и умом Быть чувства мелкого рабом?

5. Проза – королева сценической речи. Самое сложное, самое волнующее, и при этом, какое раздолье для рассказчика, он ничем не скован, он не стеснен размером, не боится длительных пауз. Но, с другой стороны, рассказчик должен стать настоящим пророком для своего текста. Прозу можно читать с диалогами и без. Вы можете выбрать отрывок, который описывает пейзаж, действие, является монологом героя. Либо диалог – один из самых сложных вариантов. В прозе с диалогом вы передаете чужое общение. Вы должны разделить для зрителя ваших героев, но не превратиться в театр одного актера, который изображает всех разными голосами. Скорее, вам нужно почувствовать ситуацию, индивидуальное отношение к ней ваших героев и своим голосом передать это отношение, не ударяясь в актерство. Один из главных секретов здесь - НЕ РАЗРЫВАТЬ ПРЯМУЮ И АВТОРСКУЮ РЕЧЬ. Они должны быть наполнены одинаковой эмоцией, которую вы передаете, тогда вам поверят, что вы рассказчик, что вы описываете ситуацию, веря в нее, а не механически читаете текст. Закончив прямую речь, не переключайтесь в авторской на обыденный тон, продолжите эмоциональную волну, тогда она захлестнет слушателя. Если будете чередовать авторскую речь и прямую по накалу эмоций, потеряете внимание. Возьмите для работы над прозой с диалогом рассказ Надежды Тэффи «Коготок увяз». Он полон эмоциональных переливов и перепадов, богат различными интонациями. Попробуйте вместе с Шнуриными порадоваться переезду на новую квартиру, разозлиться на монтера, испугаться ссылки и, наконец, смириться с будущим и помечтать, какими бы абсурдными ни были эти мечты. Предлагаю вам свой ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СЦЕНАРИЙ данного произведения. Возможно, вы найдете свои нотки и оттенки при работе над этим текстом.

Супруги Шнурины только что переехали на новую квартиру. Был вечер. Шнурины бродили по темным, заставленным мебелью комнатам, натыкались на столы, на стулья и друг на друга.

(Передайте в этом абзаце безудержную радость семьи, только что переехавшей на НОВУЮ квартиру.) В передней постукивал и поскребывал проводивший электричество монтер. - И чего он так долго возится! - волновался Шнурин, капая стеарином на пиджак. - Не могу я больше в потемках бродить. Вон и без того шишку на голове набил. Черт знает что! - Чего же ты на меня кричишь? Ведь я же не виновата. Ты сам монтера позвал, - отвечала жена.

(И даже то обстоятельство, что еще не горит свет, не мешает им пребывать в состоянии блаженства. Даже кричат они друг на друга с любовью.) В эту минуту вошел монтер. - Проводка кончена, - сказал он. - Прикажете дать свет? - Ну, конечно! - закричала Шнурина. - Позволь, - остановил ее муж. - Ведь там висит пломба. Мы не имеем права срывать ее самовольно.

(В крике супруги передайте ожидание полного счастья, тогда более контрастно будет звучать предостережение мужа.) - Пустяки-с, - ответил монтер. - Я срежу. А то ждите еще два дня, покуда разрешение пришлют.

(Монтер должен звучать абсолютно беззаботно.) - Конечно, пусть срежет. Уж он знает, что делает, - сказала Шнурина. - Ты вечно споришь!

(В голосе Шнуриной – нетерпение.)

Шнурин промолчал; монтер дал свет, получил по счету и ушел. Шнурины гуляли по залитой огнями квартире, переставляли мебель и радовались. Весело, когда светло!

(Погуляйте вместе с супругами по квартире, вашей радости не должно быть предела, тогда фраза о неприятном привкусе прозвучит значимей.) Но в радости их было что-то тревожное, какой-то неприятный привкус. - Скажи, Леля, - вдруг спросила жена, - ты не обратил внимания, что на этой пломбе было написано?

(Первое подозрение, тон вкрадчивый.) - Видел мельком. Что-то вроде того, что, кто самовольно ее снимет, тот ответит по всей строгости закона, и какая-то еще уголовная статья упомянута.

(В голосе супруга – легкость, подумаешь, какие-то проблемы.) - Значит, это - преступление? - Ну, еще бы! - Так как же мы так легко на это пошли? - Преступная натура. Отшлифовали воспитанием, ну а натура рано или поздно прорвется наружу.

(Маня начинает истерить. Супруг пока спокоен.) - По-моему, это не мы виноваты, а монтер. Он нас научил.

(Шнурина откровенно сердится на легкомысленного монтера.) - Так ведь ему-то от этого никакой выгоды нет. - Все-таки он подозрительный. Выгоды нет, а учит. Верно, сам преступник, так ему досадно, что невинных увидел, ну и давай соблазнять. А где эта пломба? - Не знаю. Он ее, верно, выбросил. - А то мне пришло в голову, что ведь ее можно как-нибудь опять на место укрепить. Подделать печати... - Покорно благодарю. Присоединить к краже еще и мошенничество. Крали электричество, взломали печать и потом еще мошенничали. Тут, милая моя, по самой снисходительной совокупности и то на десять лет каторги наберется.

(Шнурин подшучивает над женой, но старается звучать максимально серьезно.) - Господи! Что ты говоришь! - Ну, конечно. - Знаешь что? Я на суде скажу, что это он нам велел. - Ну кто поверит такому вздору! - Сочиню что-нибудь. Скажу, что он был в меня влюблен... и вот решил отомстить... Ну, словом, вывернусь. - Как красиво клеветать на невинного человека, да еще такую грязную ерунду. По-моему, уж лучше поджечь стенку в передней и сказать, что вот, мол, начинался пожар, и пломба сгорела. - А потом на суде выяснится, что сами подожгли, и нас, все равно, на каторгу.

(Шнурина уже в откровенной истерике. Между супругами начинается перепалка, от которой должно быть ощущение, как от обмена ударами в фехтовании.) - Какой ужас, какой ужас, какой ужас! А время идет! А лампы горят! - Проклятый монтер - и чего он выскочил. Свинья! Только людей подводит! - Подожди, не волнуйся, мы еще как-нибудь вывернемся.

(Маня переходит на крик, не бойтесь кричать ее фразы, супруг тоже уже на взводе, но пытается сохранять спокойствие. Но пока они в едином порыве.)

Оба задумались. Сидели молча друг перед другом, освещенные ярким, краденым светом люстры.

(Сделайте перед этим авторским текстом большую паузу, а саму фразу произнесите размеренно и четко.)

Шнурин посмотрел на жену пристально и тихо сказал: - А знаешь, Маня, я не знал, что ты такая. - Какая такая? - Преступная. Не знал, что ты преступница по натуре. Смотри, вот за какие-нибудь полчаса открылось, что нет такого преступления, на которое ты не была бы способна. Началось с кражи, а потом коготок увяз, и пошло, и пошло. Клевета, мошенничество, поджог...

(Шнурин обвиняет жену. Теперь они выходят на открытые эмоции, которые нужно не стесняться передавать для создания комического эффекта.) - Поджог ты выдумал. Сам хорош, а на других валишь. Убить бы этого монтера! - вдруг всхлипнула Шнурина. - Попадись он мне, я бы его зарезала и нож облизала! - Видишь, видишь! Я бы не стал его резать. Я бы эту свинью задушил, как с-собаку! - Леля, Леля! Какие мы несчастные!

(Попробуйте рассказать заключительную часть произведения в том же мечтательном духе, в котором было рассказано начало. Как будто они уже даже с нетерпением ждут этой ссылки.) Опять замолчали. Опять сидели, тихие, освещенные краденым огнем. Потом она спросила тихо: - А сколько в Сибири тысяч жителей? А он ответил: - Не знаю. Но скоро на две персоны больше будет. - Худо нам будет в Сибири, - снова всхлипнула она.

- Пустяки! Подбодрись, дурочка, чего там. С нашими-то талантами мы и там не пропадем. Отбудем каторгу, а там останемся на поселении. Я к какому-нибудь казенному подряду присосусь, деньжищ нагребу, - воровать-то ведь будет уж не впервой. Или игорный притончик открою. - Я буду гостей завлекать, - бодро сказала жена и вытерла глаза. - Ну, конечно. Не пропадем. Она улыбнулась сквозь слезы, он тряхнул головой, и они пожали друг другу руки, готовые бодро вступить на новый путь. А краденое электричество на люстре подмигивало лукаво и весело.

(Чем серьезней вы передадите интонационно их мечтательное

состояние, тем сильнее будет комический эффект.)

Я надеюсь, что предложенные принципы работы и произведения вам обязательно пригодятся! Конечно, это только часть большого и трудоемкого процесса работы над сценической речью, но главное – начать практиковаться. Чем больше вы и ваши дети будете работать над различными литературными произведениями, разбирать их, прописывать эмоциональный сценарий, тем меньше нужна будет теория.

#сценическаяречь #сцена #театр #стихи #методическаяработа #актерскоемастерство

Просмотров: 15

© 2016 by Zhanna Sinelnik & Velkin Labs

  • Vimeo Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon
  • Facebook Basic Square