Я порывы ветра гашу пеплом
  Слишком вычурных сигарет "Корсар",
  А души порывы я гашу светлым
  Разведенным вином "Чинар".
  
  Я пою в метро иногда громко,
  Помогает мне стук колес.
  Пусть у меня не голос, а ломка,
  Но пою я всегда всерьез
  С интересом смотрят мужчины,
  Осужденье на лицах девиц,
  И под звук своих песен длинных,
  Игнорирую пресность их лиц.
  А сегодня в метро парень,
  Затаив дыханье, смотрел,
  Как врываясь в вагон, играя,
  Ветер юбкой моей шелестел.

 

Нестихи

Макияж, под дождь размытый,

Чашка кофе, "данхилл лайт".

Все мечты давно разбиты,

И не хочется мечтать.

  

Скрылся "Космос" за туманом

Я в туман войду под зонт.

"Жизнь пошла по ресторанам",

-"Данхилл" кончился, есть "Бонд".

 

Завтра я голубом от Донны Каран
Напьюсь в немыслимый драбадан...

 
Люберцам
 

Бросая, оставляете мне

пачку сигарет.

     -"Мои курИте. Знаю вас

                          - своих обычно нет".

Вернувшись, улыбаетесь.

      -"Вы все еще со мной".

А в зале ожидания курить запрещено.

  

Ваш голос.

     -"Как устали вы... А я еще нужна?"

Молчите, улыбаетесь.

     -"Не выпить ли вина"?

                          -А не послушать музыку?

Поехать номер снять?

Такие руки нежные

не любят обнимать.

  

     -"Вы знаете, я взрослая!"

Зачем вокруг ходить.

Подействовать угрозами?

Курить и истерить?

Смешно, всего лишь хочется

узнать, нужна ли я...

Я взрослая, я взрослая.

Я выпила вина.

 

Как будто одна большая тень

появилась там, где недавно все было залито светом

  

Как будто один большой камень

лег на грудь женщине, кормящей мой мир

  

как жалко тех, кто станет следующим

как жалко тех, кто был несведущим

и будто выхода здесь нет еще

и ночь уже не станет днем

  

Как будто один раскаленный обруч

сдавил мой разум и выжег в нем остатки смысла

  

как странно то, что не изменится

как странны те, кто не надеются

как странно плыть - корабль кренится

и вот почти идет вверх дном

  

Как будто одна длинная песня

оборвалась на самой пронзительной ноте и больше не повторится

 

     Воскресное
  
Как долго я вздыхала и радела
Средь полок клуба винного, и всё ж
Не соблазнил меня испанский херес,
Не заманил гранатовый сурож.
И как бы не бродила я там долго -
Но в кошельке отсутствие рублей
И все-таки проснулось чувство долга,
И выбран был дешевенький портвейн.

Какой же, какой же ливень за окном, и на моем балконе двухэтажном, как хорошо бы было нам вдвоем. Но это будет через год лишь важно.

 
 

Я не плачу по ком-то по мне не плакавшем.
Писем не пишу ко мне не писавшему,
Не провожаю кого-то не приходившего.
Не звоню кому-то мне не звонившему

Стихов не пишу мной не воспетому,
Рук не глажу мной не согретому.
Я не ищу никого пропавшего.
И не жду я меня не ждавшего.

 

     Детское

А вы помните запах мази Вишневского?
А вы помните фильмы с Фаиной Раневскою?
А Майю помните Кристалинскую?
А варежки помните свои с резинками?
А ириски "Кис-Кис" с бумажками?
А тетрадки тогда еще с промокашками?
А вы помните собранный кубик Рубика?
А радость главную - связку бубликов?
А бутерброд со сметаной и сахаром
Ел в Воронеже академик Сахаров?
А ждали как "Неуловимых мстителей"!
А с бабушкой в поле собирали вредителей -
Все перетерпишь - жару адскую,
Но жизни не дашь жуку колорадскому.
А по вечерам - "съедобное-несъедобное",
Дети соседские всегда голодные.
А автолавка стремилась всех отоваривать.
И учил логопед букву "р" выговаривать.
  
А вы помните запах мази Вишневского?
А вы любите думать про свое детское?

     Подражание
  
А вы консервный нож
Сломать смогли бы
О простую банку
с тунцом?

 

Давайте мы с вами сделаем вид, что я позвонила случайно. И вы как будто в этот миг трубку взяли нечаянно. И вот мы с вами говорим полчаса, открываем друг другу тайны. А главное было - сделать вид, что я позвонила случайно.

 
 

Ты много думаешь и много живешь.
Много грустишь и много пьешь.
А жить нужно проще.
Быть более тощей.
Спортзал по субботам,
Спиртное по квотам.
В основе - разум,
А счастье - разом.
В метро - книжка.
Кофе - без лишка.
Немного думать и много спать.
Женщиной быть - или женщиной стать.
Кто мало думает и мало пьет,
Тот, наверное, правда, лучше живет.

 

     Я не слишком

Я не слишком люберецкая реальность,
Но сегодня проще и теплей
Слиться с этим городом буквально
В череде темнеющих дождей.
Мой привычный столик в ресторане
У окна, и город за окном,
И девица в мокром сарафане -
Кто с ней в этом городе вдвоем?
  
У меня желаний не осталось,
Я нага, пуста и до утра
От дождя пьяна, и только малость -
Пусть он льет всю ночь как из ведра.
Пусть он смоет все, и только город -
Мне оставит Люберцы пустым,
Где девицы - каблуков их грохот
Не спугнет мой папиросный дым.
  
Этих улиц наглые изгибы
Повторили тела моего
Все секреты, струны, переливы,
Не оставив в тайне ничего.
Я постель сегодня поменяла,
Чтобы запах не тревожил твой.
И под теплым свежим одеялом
Только этот город спит со мной.

 

     Еврейское счастье

Небольшое еврейское счастье
Теплится в самом углу.
Никогда не смогла бы украсть я
То, что вернуть не смогу.
  
Твой звонок поднимал из постелей,
Нелюбимых, злых, неродных,
Там, где тело мое чернело,
Наполняясь теплом чужих.
  
Я б тогда и сама сгорела,
Только девственность не вернуть,
Если что-то бывало белым,

Оно обретет свою муть.
  
Если кто-то бывал любимым,
Его било током, но тех,
Кто сам отдавал все силы,
Било сильнее всех.
  
Если кто-то и пил без меры,
Его молодость шла в расход,
А когда на пределе нервы,
То в неделю вмещался год.
  
В отношениях злых и сложных
Я умею бывать смешной,
Только холод я знаю кожей,
Мне пора уходить самой.

 

    Космополитка
  
У нее маникюр - французский,
А мужик-то у нее - русский,
А халат-то на ней - китайский,
А и чай у нее - парагвайский.
  
Спрятан паспорт у ней - казахстанский,
И имеется дядя - американский.
Даже корни нашлись - еврейские.
Жаль, манеры ее - плебейские.
  
Она любит вино - чилийское,
Попивает иногда - австралийское,
А еще если есть - абхазское.
Она любит вообще - кавказское.
  
Нет налету на ней - московского,
И совсем в ней нет - михалковского.
Есть в ней что-то еще - мордовское,
А иные твердят - бесовское.

 

     Шуточное № 1    

  
Я несла ей портвейн,
Словно воздух Анапы,
Я несла ей любовь,
В ее цепкие лапы.
  
Я хотела узнать,

А есть ли надежда,
И хотела я снять
С нее цепь и одежду.
  
Я несла ей портвейн,
Но в зеленой бутылке
Ядовитый соблазн
Моей сладкой ухмылки.

 

     Шуточное № 2
  
Вечерело, холодало.
Ты мне супу подливала.
Ты кормила меня пловом.
Ты любила меня снова.
Мы курили сигареты,
Ты мне жарила котлеты.
Я бедро твое ласкала,
Начиналось все сначала.
  
Ты мне чаю с шоколадкой,
Ты мне тортику с помадкой.
На часы смотрю украдкой.
Я б могла и жить с тобою,
Но с тобою, как с халвою:
Слишком сладко, слишком много.

 -Без десерта, ради Бога!
  
Мы сидели, мы молчали,
Мы курили и вздыхали.
Наливали и скучали.
Я беру пальто в прихожей,
Ну на что это похоже?
Про себя клянусь - забуду!
Приходить сюда не буду.
  
День прошел, и ночь проходит.
Отчего-то скулы сводит.
Телефон сейчас мне нужен,
-Ну и что у нас на ужин?
  
Ты пальто с меня снимаешь
И на кухню провожаешь,
Как же все-таки покойно.
Я молчу, и ты довольна.

 

Давно ушедшим летом пряность
воспряла с запахом сигар,
что курит мой сосед так рьяно,
раздув в кольце стеклянном жар.


Его сигара помнит лето,
и в этой осени пустой
лишь подпевает сигарета,
застыв в руке моей и мой
чуть сладкий запах не мешает
ей поглощать меня и то,
что нас двоих объединяет,
осядет пеплом на пальто.
За ним захлопнут дверь со звоном.
Он испарится, как вода,
и я его уже не вспомню,
но этот запах - навсегда.


Как много этих незнакомцев
осело в памяти моей.
От них остались дыма кольца,
улыбка, запах, цвет вещей.

 

Элегия на закрытие винного клуба на ул. Смирновской в городе Люберцы
  
Что ж, люберецкий винный клуб
Закрылся на ремонт.
И так мир Люберец был груб,
Не радовал бомонд,
Но в эту розовую Ниццу
Я приходила завсегда
Бутылке с красным поклониться,
И растворялась суета.

Теперь же мир вокруг печален,
Забиты окна, в погребах
Мои мерло меня заждались,
И вермут плачет в бутылях.
Смотрю с сомненьем и тоской
На силуэты работяг,
О, винный клуб мой, дверь открой!
Плесни в бокал пустой коньяк.
Мой сбился ритм, слог нестроен,
Неизмерима грусть моя,
Лишил ремонт меня покоя,
Померкла сущность бытия.
Я помню полки, хмелем полны,
И придыхание кассирш,
Быть может, надо долг исполнить
Пронзить их пафосом сих вирш,
И может, сжалятся злодеи,
Лучи пронзят стальную мглу,
Передо мной откроет двери
Мой люберецкий винный клуб!

 

Я придумала имя сыну,
мне осталось его родить.
Написала сценарий к фильму,
осталось его воплотить.
Поняла, как обставить квартиру,
мне осталось ее купить.
Я почти что довольна жизнью,
Мне осталось ее прожить.

 

     Идиот

Желание жизни так безнадежно,
Что лучше снова курить,
Плохих стихов без того слишком много,
Не буду писать, буду пить.
  
В холодную комнату просится ветер,
И стынет чай-бергамот,
Одно лишь движенье осталось до скуки,
И вся моя жизнь не в счет.
  
В мои двадцать семь просыпается нежность,
В его пятьдесят - тоска.
Мне надо уйти до того, как хлопнет
Дверь и польет с потолка.
  
Зачем я пою, в моем меццо-сопрано
Отсутствие правильных нот,
Это мне кажется - я милая женщина -
На деле - я идиот.

  В маршрутках - тесно,
  В трамваях - душно.
  А жить - интересно,
  И жить - нужно.
  Писать письма,
  Подавать нищим.
  И не искать смысла,
  И не орать - "ищем".
  Весна, лето,
  Потом зима, осень.
  Метро, проспекты,,
  На висках - проседь
  Тополиным пухом
  Легла белым
  И сказала сухо -
  Сама хотела.
  
  Сама хотела
  Жить полно,
  Не жалеть тела,
  Любить, плакать
  И нырять в волны -
  Даже в шторм - плавать.
  
  Вроде лет немного,
  А говорят - возраст.
  И моя дорога
  Не идет в горы,
  Не идет в дюны,
  Не ползет в море,
  И проходят луны,
  Догорают звезды.
  И я плачу, слыша,
  Как чужие дети,
  Возвращаясь поздно,
  Не со мной дышат,
  И не мной грезят
  Их отцы ночью.
  Я хочу сына,
  Я хочу дочку.
  
  В маршрутках - тесно,
  В трамваях - душно,
  Но жить - интересно,
  И жить - нужно.
  Я поеду в горы,
  Я поеду в дюны,
  Отразит море
  И мои луны,
  И мои дети,
  Возвратясь поздно,
  Принесут сети,
  Где лежат звезды.
  
  На висках проседь,
  Отступив, скажет,
  Что и мой возраст,
  Став мотком пряжи,
  Если только хочешь
  Эту жизнь свяжет.

 

© 2016 by Zhanna Sinelnik & Velkin Labs

  • Vimeo Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon
  • Facebook Basic Square